В обществе есть несправедливость

Так, например, не все четырнадцать паттернов убеждения или фокусов языка Роберта Дилтса могут входить в программу обучения и рассматриваются, в лучшем случае, десять из них. Данную декларацию целей и задач боевого НЛП нужно , прежде всего, интерпретировать как боевую или политическую акцию в войне центров НЛП за аудиторию. По существу здесь мало сказано о научном вкладе боевого НЛП в развитии самого НЛП. НЛП как психотерапия, психокоррекция всегда имело дело с патогенной коммуникацией и области, которые Пелехатый и Чекчурин обозначили: вербовка, деструктивные секты, семейные аномалии- не являются новостью для нлп-профессионалов. Деструктивная, патогенная коммуникация остаётся таковой независимо от того, где она проявляется и каким образом с ней взаимодействуют. Врач, в принципе, может убить пациента, выписав ему яд, вместо лекарства, но мастерство врача всегда выше, чем мастерство убийцы, поскольку жизнь и исцеление более сложные феномены, чем смерть. И выводить организм, личность на высокие нравственные или физиологические состояния труднее, чем опускать вниз. Культура, наука, философия однозначно говорят о приоритете жизни над смертью, нравственности над безнравственностью, усложнения над упрощением. Поэтому совершенно не очевидна правильность убеждений авторов боевого НЛП в том, что умения деструктивно коммуницировать являются показателем коммуникативного мастерства. Солдат стреляя, например, из автомата во вражеского солдата может убить его по-разному. В теле человека есть множество уязвимых областей и пуля попав туда убьёт его. И неважно в какую из уязвимостей попадает пуля — результат один, смерть. Деструкция даже в самых точных смыслах, например, безопасное уничтожение террориста, захватившего заложников или политический саботаж и диверсии предполагает неконструктивность мышления и поступков. И хотя, конечно, в обществе есть несправедливость, жесткость, примитивизм, однако полезнее иметь идеалы, а не анти-идеалы. Ресурсные состояние являются более важными и значимыми для личностного развития, чем не ресурсные. И та проверка на прочность коммуникативной компетенции, о которой говорят Пелехатый и Чекчурин, чревата некомпетентностью.

Формирование идентичности

Кроме этого воспитание и педагогика направлены на то, чтобы формировать и изменять идентичность, обычное самочувствие в сторону позитивных, ресурсных состояний. В этом смысле идентичность формируется не только как уникальное, личностное переживание, но и как групповая, общественная идентичность. В истории существует много примеров того как практически одновременно менялось общее самочувствие у больших групп людей: различные войны, катаклизмы, революции, научные и инженерные достижения сразу меняли идентичность тысячей индивидов. Умение манипулировать и формировать общее самочувствие отличает не только профессионального педагога, но также опытного политика или миссионера. Таланты и усилия учёных, педагогов, политиков направлены на то, чтобы контролировать и формировать идентичность людей для направления общественного, социального развития. И существует разрыв между моральными и нравственными ценностями, которые фиксируют общественную и личную идентичность. Если для личности нормальным является стремление к счастью и нравственные ценности фиксируют это, то для общества часто необходима такая идентичность, которая нормализует удовольствие от исполнения морального долга. Обществу нужны те, кто ради общества и его потребностей пожертвует собственным благом, счастьем. Борьба за нужную идентичность в политике и педагогике, зачастую идёт против естественной идентичностью личности, ориентированной на счастье. Посредством формирования соответствующих убеждений людям насильно встраивают паттерны, отрицающие счастье во имя удовольствия. Жёсткие, авторитарные политические режимы заинтересованы в том, чтобы формировать у людей общую идентичность и убеждённость в ценности этих режимов власти.

Будущее общество

В единоборствах существует такой образ как одно, боевое движение. Его смысл заключается в том, что нужно стремиться сводить всю боевую динамику атаки и защиты к одному движению, к коронному приёму, который работает практически во всех случаях. Необходимо минимизировать боевые действия, свести бой к быстрой, эффективной победе. Это достигается за счёт технического и нравственного совершенствования, когда боец спонтанно и автоматически обрабатываются все угрозы. Мастер боя не думает как отвечать на тот или другой удар, а реагирует мгновенно, находясь в состоянии боевой пустоты. Годы практики и тренировок позволяют автоматически нейтрализовать угрозы. Тоже применимо к интеллектуальному айкидо или боевому НЛП: какие бы совершенные приёмы защиты не существовали их необходимо нарабатывать, а простого знания о том, что они есть недостаточно.

Еда, спорт, развлечения

Формирование привычек также является свидетельством рационализации удовольствия — в привычках закрепляются способы и мера получения удовольствия и избегания неудовольствия. С этой точки зрения любые культурно-исторические практики и традиции оказываются рационализацией стремления к удовольствиям. Основанием для появления у человека переживаний удовольствия и неудовольствия являются потребности, связанные с психофизическими и социальными особенностями человека. Воля в этом смысле не участвует прямым образом в формировании стремления к удовлетворению потребностей и получения удовольствия. Получение удовольствия не влияет на волевую активность личности и обеспечивает нормальную жизнь только душевно-телесной организации человека, не затрагивая существование человека в целом. А вот переживание счастья как раз имеет дело с единой, целостной полнотой существования и потому стремление к таким переживаниям существования так значимы для личности. Люди получают удовольствие от многих вещей, событий и процессов, но всегда в подобных переживаниях присутствует какая-то часть личности из её целого. Еда, спорт, развлечения и т. п. затрагивают и выделяют ту или другую часть человеческой личности, удовлетворяют только одну или несколько потребностей из огромного, многообразного их количества. В то время как в счастье личность интегрирована полностью, целиком и сразу и даже самое изысканное и тонкое удовольствие не может удовлетворить личность так как переживание счастья.

Вопрос на понимание: Какова стратегия получения максимума удовольствия?

Если стратегия получения максимума удовольствия построена на рационализации жизни, когда на основании здравого смысла и опыта находится оптимальное соотношение между удовольствием и неудовольствием, то стратегия обретения счастья строится на увеличении вероятности наступления счастья. Счастье нельзя обрести произвольным образом и нет прямых причин того, почему люди становятся счастливыми — нет таблеток или других механизмов, дающих обладателям стопроцентные гарантии быть счастливыми.

Стратегии достижения абсолютного являются рационализацией…

Люди стремятся к счастью, потому что периодически переживают его. И только так можно объяснить такую устремлённость людей: во сне или наяву возникают экстатические переживания бытия и оставляют у человека уверенность в существовании абсолютной реальности, которая показывает себя посредством истинного наслаждения. Стратегии достижения абсолютного являются рационализацией этих высших восприятий существования, чистых переживаний единства бытия. Любая нравственно-моральная система будь то религия, философия, мистика или политическая идеология есть по существу стратегия достижения счастья как единственной цели существования человека. Однако, ясно, что переживания абсолютного, которые определяют веру в существование абсолютной реальности, имеют косвенное отношение к культурно-историческим выражениям этой реальности. Множественная относительность религиозных культов, мистических и духовных практик говорит о том, что возможны самые различные интерпретации абсолютного и стратегии его достижения. И здесь ключевым фактором являются сами переживания, а не рациональность или авторитетность интерпретаций. С другой стороны, тотальность и трансцендентность счастья оказывается тем, что допускает практически любую интерпретацию: счастье буддиста и счастье христианина, несмотря на разные трактовки реальности, являются истинными. Можно предположить, что абсолютная реальность одна, но существует бесконечное множество её явлений для восприятия и переживания. И те проявления абсолютного, которые фиксируются исторической практикой человечества как Боги, Высшие силы или Добро имеют взаимодополнительный, а не исключающий характер. Буддистская Нирвана в этом смысле дополняет христианский Рай, а не исключает его. Вопрос причинно-следственных связей, возникающий в контексте переживания абсолютной реальности, носит скорее умозрительный, а не практический характер. В силу каких причин люди переживают счастье и что необходимо делать для того, чтобы чаще испытывать такие переживания — эти проблемы не могут быть вызваны самим переживанием счастья. Счастье не проблематизирует существование подобными вопросами, если человек счастлив, то в этом нет сомнений и излишнего мудрствования.

Механистическое мышление

 

1. Механистическое мышление

Стратегическое мышление, т. е. способность мыслить масштабно и целенаправленно, в современном мире приобрело особую актуальность. Политическая, экономическая, военная конкуренция в условиях глобальных интегративных процессов требует от управленцев, чиновников, бизнесменов высшего и среднего звена стратегического мышления. Стратегия(др.-греч. στρατηγία), рассматриваемое изначально как военное искусство полководцев, сегодня применяется во многих сферах жизни и интерес к стратегическому мышлению и стратегическому планированию только возрастает. Люди понимают, что постановка и реализация более-менее масштабных целей, требуют иного качества мышления, чем мышление в рамках повседневного образа жизни. Цель, превышающая доступные, имеющиеся ресурсы у человека или организации, вводит в круг мышления задачи по достижению необходимых средств выполнения цели. Отсутствие доступных средств требует расширения или изменения картины мира для того, чтобы реализовать цель на основании стратегического видения. Стратегическое мышление отличается от обычного мышления тем, что выбор средств, осуществляющийся в повседневном мышлении, является выбором между доступными средствами ради удовлетворения обычных потребностей. Человек, например, хочет отдохнуть, и он выбирает в мышлении каким образом лучше организовать собственный отдых: от может поехать на море, может сходить с друзьями в поход или наведаться в гости к родственникам. Выбор, осуществляющийся в обычном, не стратегическом мышлении, предполагает наличие простых и доступных средств достижения цели. В определённой мере такое мышление можно назвать механистическим, которое совершает выбор из имеющихся, подручных средств.

Казус в том, что за редким исключением, нельзя…

Он должен быть с тобой в раппорте — когда ты сам пропустил его в собственную зону безопасности. Страшный урон наносят эти особые слова, сказанные с улыбкой, участием, интересом, якобы с сочувствием. Оставленные ими раны опасны тем, что незаметно для нас самих превращают нашу жизнь в страдание». Раппорт подразумевает близость, взаимопонимание и доверие, что для жесткой системы коммуникации, где есть агрессор и жертва, не подходит. Сложно представить агрессивную, жестокую коммуникацию, в которой установлен раппорт. Многочисленные примеры Пелехатого и Чекчурина неосознанного применения приемов боевого НЛП в семье или на работе, вроде бы говорят о том, что семейная, рабочая атмосфера может быть использована для боевого НЛП. Однако, авторы понимают, что разрушительные, психологические манипуляции нельзя осознанно применять против своих близких и говорят о том, что знание техник боевого НЛП поможет лучше защищаться от неосознанных нейролингвистических атак своих близких и коллег. Учитывая степень психического урона, который может быть нанесен применением боевого НЛП, понимаешь, что подобные коммуникативные техники использовать в отношении людей, с которыми постоянно контактируешь, нельзя. Коллеги на работе, родные и близкие, друзья являются теми, с кем раппорт установлен и применение приёмов боевого НЛП в отношении их будет эффективным. Но, что получится в результате? Контакты продолжатся и люди со сломанной психикой будут оказывать серьёзное влияние на того, кто их психику сломал. Депрессивное и болезненное окружение является, наверное, более худшим вариантом, чем агрессивное окружение. Казус в том, что за редким исключением, нельзя ломать психику того с кем находишься в раппорте, поскольку обычно раппорт устанавливается с тем, от кого зависишь и кто зависит от тебя. Люди заинтересованы в том, чтобы у ближайшего окружения было все нормально со здоровьем и психикой, и проблемы близких людей легко превращаются в собственные проблемы. В семье и на работе требуются нормальные, здоровые отношения друг с другом, позволяющие любить, воспитывать детей, отдыхать и заниматься производительным трудом.

Развитие науки, наукоёмких производств, а также…

Мощь и притягательность либерально-демократических концептов обеспечивается, прежде всего тем, что эта форма политического устройства и антропологические модели, заложенные в её основание, в современных условиях дают больше возможностей быть счастливым, чем что-то другое. Развитие науки, наукоёмких производств, а также мощные интегративные процессы в мире требуют экономической, политической и духовной свободы людей, а демократия это обеспечивает и создаёт условия для счастья как свободы. Как уже говорилось в других частях курса интеллектуального айкидо, свобода является одной из жизненных стратегий экзистирования в достижении счастья. И наслаждение свободой оказывается возможным в связи с эстетикой существования, когда духовная динамичность человека позволяет творить прекрасное и наслаждаться прекрасным. Важным качеством экзистенции здесь оказывается подвижность, которая создаёт ракурсы прекрасного, и свобода как возможность быть в соответствии с собственной прихотью открывает пространства для этого. Демократия культивирует свободу как стратегию достижения счастья и создаёт экономические, политические, духовные пространства, которые обеспечивают полёт, скорость, масштабность наслаждения свободой. Представить подобные возможности в рамках других антропологических стратегий сложно, и может быть более впечатляющие пространства реализации свободы открывает только анархия. Однако, для политического, анархического осново-устройства требуются научные и нравственные прорывы человечества, когда будет создано более совершенное общество, построенное на технологических достижениях в области искусственного интеллекта, энергетики, робототехники и других областях и в научно-философских онтологиях.

И в данном случае нужно говорить о том, что в рамках…

Однако это не другое событие, которое даёт знать о событийности происходящего, и если бы люди могли знать об одних событиях посредством других, то такое знание было полностью опосредованным. Скажем, например, что события группы «А» отражают события группы «Б», при этом первые события никак не связаны со вторыми, значит это отражение происходит исключительно случайно. Исходя из тотальности и обособленности события нет какой-либо возможности связать одно событие с другим. И в данном случае нужно говорить о том, что в рамках одного события происходит событие, дающее знать о том, что происходит. В романах или фильмах очень часто авторами включается ситуация, которая полностью проясняет главный замысел, открывает интригу того, что произошло или произойдёт по сюжету. Однако, такая ситуация лежит в общей сюжетной канве и раскрытие общего возникает в связи течением общего. Смысл данной аналогии в том, что стратегическое мышление улавливает события, которые открывают смысл со-бытийности всего и строит управление на основании таких событий.

С точки зрения позднего Хайдеггера прошлое, настоящее и будущее одновременны в событии, но поскольку Dasein человека сосредоточен в сейчас, всё протяжение времени как событие скрыто. Для человека всегда открыта одна часть целого и такое положение дел можно интерпретировать как условие существования человека, если бы человек переживал событие в целом, то он бы не существовал во времени. Существование здесь и сейчас как интенциональное единство Dasein даёт возможность быть прошлому и будущему как началу и завершению мысли. Временность человеческого существования, темпоральная протяжённость позволяет мыслить бытие из его центра, из настоящего, где причины бытия лежат в прошлом, а цели расположены в будущем. Человека можно назвать срединным существом и именно середина как сосредоточенность бытия здесь и сейчас даёт возможность быть «потом», «там», «до этого», «впереди» и т. д.

Конечно, проще закрыть глаза на то, как ты воспитываешь…

Стали понятны и доступны те механизмы, о которых догадывались и только вскользь упоминали пионеры НЛП – Бэндлер и Гриндер.Удержание проблемы всеми доступными силами, разрушение семейных систем, паттерны харизматичности лидеров деструктивных сект, модели профессиональных разведчиков по вербовке и поддержанию лояльности агентуры- конечно же этого нет в нашем белом и пушистом мире и поэтому знать, как это работает в том числе и против вас, совершенно не нужно. Грегори Бэйтсон и Пол Вацлавик , описавшие шизофреногенные двойные связки, указывали на то, что шизофреногенная коммуникация не осознается людьми. Теперь у нас есть механизм отслеживания, а значит и предотвращения коммуникации такого типа. Конечно, проще закрыть глаза на то, как ты воспитываешь ребенка и делаешь шизофрениками своих близких, чем отдавать себе отчет в своих действиях. Ведь если ты о чем-то не знаешь, то этого действительно нет

3.Став социальным НЛП несколько утратило часть своего задора и свободолюбия. Карта НЛП стала сужаться до размеров замочной скважины в реальный мир. Через замочную скважину видно не всё. Добро пожаловать в реальный мир! Здесь люди манипулируют людьми, а детей обучают беспомощности. Здесь вербуют в свои ряды, маскируя это «добром» . И где твои навыки НЛП-практика и НЛП-мастера должны пройти проверку на прочность. Конечно проще закрыть глаза на все это и заниматься стерильным «НЛП тренинговых залов», соблюдая при этом чистоту белого флага – флага капитуляции». В общем данную декларацию можно свести к нескольким убеждениям: 1. Есть плохие и хорошие НЛП-центры, тренеры. Наш центр хорош и здесь работают настоящие профессионалы. 2. Модель боевого НЛП расширяет возможности НЛП, тщательно интерпретируя деструктивные и патогенные формы коммуникации. 3. Популяризация НЛП сделало НЛП социальным, массовым, доступным для непрофессионалов и гипер-гуманным. При этом произошло упрощение оснований нейролингвистического программирования и многие важные концепты потеряли значимость. Здесь можно вспомнить слова Пелехатого о том, что в некоторых НЛП-центрах при обучении упускаются как незначительные важные концепты НЛП.

Люди не могут напрямую переживать мир, взаимодействуя…

Истинность здесь не имеет логического или онтологического характера, это убеждение в том, что нечто истинно, для того, чтобы другие высказывания, построенные на данной пресуппозиции имели смысл. Одно и тоже высказывание может иметь несколько пресуппозиций, в приведённом примере в качестве другой пресуппозиции может быть, например, «сегодня, вчера, завтра — это формы переживания времени человеком». В отличии от научный или философских систем, которые строятся на доказательствах базовых утверждений, на том, что мышление коррелятивно реальности, нейролингвистическое программирование в качестве основной пресуппозиции имеет агностический принцип философа Альфреда Коржибски «карта — не территория». Эта эпистемологическая пресуппозиция означает, что в НЛП работают не с реальностью, или «территорией», а с субъективными восприятиями и убеждениями относительно реальности, или «картами». Альфред Коржибски утверждал, что познание людей ограничено, во-первых, структурой их нервной системы и, во-вторых, структурой их языка. Люди не могут напрямую переживать мир, взаимодействуя с ним только посредством «абстракций» (невербальных впечатлений или сведений, полученных центральной нервной системой, и вербальных индикаторов, выраженных в языке). Коржибски акцентировал внимание на том, что следует более осознанно подходить к вопросу несоответствия нашего описания реальности, наших гипотез и теорий о реальности и самой реальности. Пресуппозиция «карта- не территория» входит практически в каждую формулировку базовых пресуппозиций НЛП и является эпистемологическим принципом НЛП. Вместе с другими пресуппозициями задаётся общая семантика и смысл моделей НЛП. У разных исследователей, работающих в парадигме НЛП, наборы пресуппозицией могут отличаться и выражать собственный подход. Например, для Роберта Дилтса, работы которого оказали самое непосредственное влияние на разработку концепта боевого НЛП, система пресуппозиций имеет в Википедии wikipedia.org следующим вид:»1.Карта не есть территория.

Люди реагируют на своё собственное восприятие реальности.

Каждый человек обладает своей собственной индивидуальной картой мира.

Смысл коммуникации заключается в реакции, которую…

Никакая отдельная карта — отражение мира — не является более «подлинной» или «настоящей», чем любая другая.

Смысл коммуникации заключается в реакции, которую оно вызывает, независимо от намерений коммуникатора.

Наиболее «мудрые» и «дружественные» карты — те, которые предоставляют наиболее широкий и богатый выбор возможностей, а не те, что являются наиболее «подлинными» или «точными».

Люди уже обладают (по крайней мере, потенциально) всеми ресурсами, необходимыми для эффективных действий.

Любое поведение — даже самое жестокое, сумасшедшее и невообразимое — представляет собой выбор лучшего варианта из имеющихся в данный момент, исходя из возможностей и способностей человека, определяемых его моделью мира.

Изменения происходят при высвобождении или приведении в действие подходящих ресурсов в рамках конкретного контекста, благодаря обогащению карты мира данного человека.

2.Жизнь и «разум» являются системными процессами.

Процессы, происходящие в человеке и при взаимодействии человека с окружающей средой, являются системными. Наши тела, сообщества и Вселенная образуют экологию сложных систем и подсистем, которые постоянно взаимодействуют и влияют друг на друга.

Невозможно полностью изолировать какую либо часть системы от всей остальной системы. Люди не могут не оказывать влияния друг на друга. Взаимодействия между людьми образуют такие цепи обратной связи, что человек на самом себе испытывает результаты воздействия его поступков на других людей.

Системы являются «самоорганизующимися» и стремятся к естественному состоянию уравновешенности и стабильности. Нет поражений — есть только обратная связь.

Никакая реакция, опыт или поступок не имеют смысла вне своего контекста или вне отклика, который они за собой влекут. Любое поведение, опыт или реакция могут служить ресурсом или ограничивающим фактором, в зависимости от того, насколько они согласуются с остальной системой.

Не все взаимодействия в системе происходят на одном и том же уровне. То, что является позитивным на одном уровне, может оказаться негативным на другом.

И рассматривать ограничивающие убеждения…

Дилтс, рассматривая убеждение как обобщение, в книге «Изменение убеждений с помощью НЛП» пишет: «Мы начали с того, что провели разграничение между убеждениями и другими функциями в нашей жизни и поведении. Убеждения отличаются от стратегий, способностей и поведения. Мы указали на то, что они связаны с обобщениями, касающимися причин, значений, ценностей и ограничений». Как понятно из данного отрывка: Дилтс выделяет ограничивающие обобщения в отдельную категорию. Однако, думается, что логика не нарушится, если интерпретировать ограничивающие убеждения в связи с обобщениями причин, значений и ценностей. И рассматривать ограничивающие убеждения как ограничивающие обобщения причин, как ограничивающие обобщения значений, как ограничивающие обобщения ценностей, обобщения приводятся к их негативному, ограничивающему значению и не затираются другие смыслы. А именно: обобщение причины может быть как отрицательное, ограничивающее, так и положительное. Например, человек убежден в том, что он не свободен в силу природных законов, полностью определяющих его поведение — это ограничивающие убеждение в виде обобщения причины несвободы. Или человек убежден в том, что он свободен в силу наличия случайности в мире- это позитивное убеждение в виде обобщения действия случайности как причины свободы. Обобщение причин как убеждение связано с мировоззренческой позицией относительно положительных и отрицательных причин, действующих на существование личности. Убеждение всегда имеет нравственную, моральную окраску и в отличии, например, от научных утверждений выражает субъективную позицию, свою идентичность. В этом смысле убеждения могут быть основаны на научных теориях и фактах, однако при этом нести тот или другой субъективный смысл, оценку. Также как обобщение причин можно рассматривать обобщение значений и ценностей с точки зрения их ограничивающего смысла. Достаточно очевидно, что убеждения, независимо от их модальных свойств причины, значения или ценности, могут быть отрицательными, ограничительными или позитивными. И не совсем ясен смысл классификации Роберта Дилтса, разделяющей обобщения на ценностные, причинные,значения и ограничительные.

Человек, например, чувствует себя нормально, он идентичен…

Поэтому сказать, например, что «я есть счастливый человек», значит перевести привычные переживания существования в форму данного высказывания. Смысл привычки заключается в нормальности, если есть нечто привычное, то оно является нормой, тем что естественно, легко и обычно индивидуализирует жизнь. Нормальное, привычное самочувствие незаметно для человека и требуются усилия, чтобы определить, что из себя представляет собственное, нормальное самочувствие. На самочувствие обычно обращают внимание, когда оно становится лучше или хуже, но норма ускользает от прямого видения. Благодаря нормальному самочувствию человек может не обращать внимание на себя, на то кем он является вообще, и заниматься делами. Хорошее или плохое самочувствие отрывает от дел и необходимо привести самочувствие в порядок, чтобы войти в повседневное состояние жизни. И по сути идентификация оказывается тем, что приводит в норму, в привычное самочувствие: идентифицировать себя значит войти в обычное, повседневное самочувствие, которое трудно различимо и сложно определяемо. Человек, например, чувствует себя нормально, он идентичен своему постоянному, обычному переживанию своего существования, которое не вызывает вопросов и проблем. На вопрос «кто ты?», он затруднится ответить, если попытается перевести своё нормальное самочувствие в рефлексию этого состояния. Когда всё обычно и нормально, то зачем рефлексировать? И в общем те самоопределения идентичности, которые приводит в пример Роберт Дилтс, вряд ли выражают всю полноту идентичного, нормального, обычного существования людей. Сказать, что «я- здоровый человек«, или «я- советский человек «, или «я — сильный человек» это не будет полной идентификацией, т.е. выражением того состояния чувств, обычного и нормального для личности. Идентичность ускользает от того, чтобы её выразить и сформулировать, являясь привычным самочувствием и общей нормой жизни, она остаётся фоном для новых чувств, опыта, восприятия. И в общем-то можно сказать, что обычно люди обращаются за помощью к психотерапевтам или философам и священникам, когда идентичность, норма пропадает и необходимо восстановить обычное самочувствие, либо принять новые переживания себя как данность.

Стремление людей к удовольствиям, с одной…

Повторяемость и контрастность удовольствий требует стратегии в получении максимума удовольствия, основанного на личном опыте и здравом смысле, который удерживает контрасты и не пресыщает.

Вопрос на понимание: Какие основные качества характеризуют удовольствие?

1.9 Счастье и удовольствие (2)

Стратегия достижения счастья должна учитывать отличие счастья от удовольствия и видеть принципиальную неповторимость счастья, отсутствие всякой аналогии и ассоциации с каким-либо другим переживанием. Любые переживания, которые были и только предполагаются, не похожи на открывающиеся переживания счастья. В этом смысле счастье можно сравнить с откровением, которое вдруг, неожиданно даёт почувствовать и пережить единство бытия. К счастью люди всегда не готовы и не могут даже предположить в самых смелых фантазиях, что с ними и как это произойдёт. Счастье случается с человеком, а не происходит по воле человека и здесь выражает себя игра бытия, которая неведомым образом заставляет переживать масштаб и мощь существования. Подобные пики существования самым сильнейшим образом воздействуют на личность, открывая перед ней глубины и бесконечность того, с чем взаимодействует человек, и тотально изменяют мышление и восприятие людей. Удовольствие или неудовольствие характеризуются прежде всего повторяемостью и контрастностью и какой бы не был контраст от переживаний удовольствия, например, голод и полное пресыщение едой, он является контрастом подобного и не выходит за рамки мыслимого. Стремление людей к удовольствиям, с одной стороны, определяется тем, чтобы избежать неудовольствия, а с другой стороны, стремлением рационализировать собственное существование в культурно-исторических рамках. Само понятие здравого смысла и опора на него в повседневности подразумевает золотую середину между получаемым удовольствием и неудовольствием. Стратегия получения максимума удовольствия от жизни состоит в нахождении рационального баланса между удовольствием и неудовольствием. И эта мера в течении жизни корректируется в зависимости от опыта и личных возможностей.

Для создания таких стратегий мы должны…

Американский стратег, дипломат и политолог Стивен Манн в статье «Теория хаоса и стратегическое мышление» пишет: «Среди беспорядка мы не лишены стратегии. Теория критичности не ограничивает стратегов, а выдаёт им такие основы, которые помогают им объяснить фасцинирующий мировой беспорядок. Как только мы начнём чёткое описание того, что нас окружает, мы попадем в позицию, в которой можно создавать стратегии, продвигающие наши интересы. Для создания таких стратегий мы должны начать с определения факторов, которые формируют критичность». Американский политолог опирается на теорию самоорганизованной критичности П. Бака, Ч. Танга и К. Вайзенфельда — новейшее направление в разработке теории динамических нелинейных систем. Ее суть в том, что по мере развития нелинейной системы она неизбежно приближается к точке бифуркации, ее устойчивость падает падает и в ней создаются условия, при которых малый толчок может спровоцировать лавину — в непредсказуемом месте, с непредсказуемыми последствиями, изменяющими всю систему, как бы велика она не была. Манн противопоставляет классическое стратегическое мышление, связанное с ньютоновской механикой, современным научным представлениям, основанным на нелинейности сложных систем, в, частности, Манн в «Теория хаоса и стратегическое мышление» пишет: » Поэтому не будет сюрпризом тот факт, что современные военные теоретики прочно и подсознательно следовали механицистской парадигме. На уровне военной стратегии, принимая во внимание Клаузевица , язык книги «О войне» разбивает механицистские основы: трение, массу, центры гравитации и т. д.». Однако, тот же Клаузевиц, несмотря на активное использование понятий механистической физики, ясно понимает вероятностный характер применение военных стратегий. В книге «О войне» Карл Клаузевиц пишет: «Все действия на войне, как мы уже говорили раньше, рассчитаны лишь на вероятные, а не на несомненные результаты; то, что недостаёт в отношении несомненности, должно быть предоставлено судьбе или счастью, — называйте это, как хотите «. Нельзя назвать полным откровением вероятностный и случайный характер существования — люди всегда имели дело со случайностью и непредсказуемостью будущего.

Несобственные убеждения утверждают получения удовольствия…

В книге «Изменение убеждений с помощью НЛП» Дилтс пишет: «Наши убеждения могут формировать, изменять и даже определять уровень наших умственных способностей, состояние здоровья, социальные связи, творческие способности и даже степень личного счастья и жизненного успеха». Убеждениям в НЛП придается высокое значение, а также убеждения являются непосредственным материалом, с которым работает нейролингвистическое программирование. Изменение и формирование убеждений человека в НЛП отчасти послужило упрёком в манипулировании и критики НЛП часто используют этот довод. Идентичность выражается в тех убеждениях, которые имеет личность, и самосознание личности представлено как система убеждений. В интеллектуальном айкидо выделяется два центра субъективности: самочувствие и самосознание. Переопределяя эту структурность субъекта в терминах, понятиях НЛП можно сказать, что самочувствие представлено в НЛП идентичностью, а самосознание является системой убеждений или нравственных ценностей. Та или другая идентичность как общее самочувствие посредством самосознания определяется как система ценностей, выражающая идентичность. Соответственно отличию собственной и несобственной идентичности можно сказать, что убеждения могут быть собственными и несобственными. Собственные убеждения основаны на стремлении и обладании счастьем, такие убеждения фиксируют необходимые средства, обеспечивающие личное счастье. Несобственные убеждения утверждают получения удовольствия и личную зависимость от групповых интересов. Роберт Дилтс говорит о том, что убеждения личности открываются вопросом «почему» и ассоциирует их с автономностью нервной системы (например, частота сердцебиений, расширение зрачков, и т.д.) и бессознательными реакциями. Здесь нужно также пояснить структуру самосознания как абсолютного, так и относительного, эмпирического в связи аналогичностью самосознания и системой убеждений. Как уже было сказано, счастьем является совпадение превосходного самочувствия (идентичность) и абсолютного самосознания (система убеждений).

В условиях современных глобальных интегративных…

В данной записи «Концепты интеллектуального айкидо часть 9» пойдёт речь о стратегическом мышлении в аспектах целеполагания, архитектуры события, анализа, теории хаоса, выбора метапозиции и других. Интерес к стратегическому мышлению, планированию, анализу сегодня необычайно высок — многие люди заинтересованы в принятии верных решений, значимых для их жизни, жизни больших и малых социальных групп. Не только крупные чиновники, военачальники или бизнесмены совершают стратегический выбор, в жизни любого человека периодически возникает необходимость принять значимое решение, от которого многое зависит в настоящем и будущем. В условиях современных глобальных интегративных процессов время ускоряется: в жизни отдельных людей, социальных групп, целых наций возникает больше событий, непосредственно задевающих их существование, требующих ответов и решений. Поэтому так важно умение стратегически мыслить, позволяющее комфортно и безопасно жить в быстроменяющемся, информационном мире. Верный стратегический выбор открывает широкие и реальные возможности для счастья, самореализации и свободы отдельной личности, а также способствует развитию и благосостоянию социальных общностей. И большая значимость правильной стратегии является очевидной и бесспорной. Интеллектуальное айкидо как искусство гармоничного существования самым непосредственным и прямым образом связано с эффективным стратегическим мышлением, и понятия стратегического анализа, планирования, прогнозирования, а также другие соотносительные понятия входят в структуру курса интеллектуального айкидо. Контролировать и управлять ситуацией собственного существования, иметь сильную стратегию жизни, значит находиться в глубокой гармонии с миром, жить в мире.

Например, родитель может испытывать чувство…

Язык как система различения имеет последовательный характер, когда одно вытекает или связано с другим, и смысл общего, целого образуется в связи с последовательностью частей. Однако, язык чувств в отличии от языка знаков представляет смысл переживания сразу- человек чувствует смысл собственного существования одновременно с существованием, чтобы понять самочувствие не требуется последовательности. Идентичность как самочувствие даётся целостно, человек с очевидностью и сразу понимает вектор своего бытия в переживании. Смена одного самочувствия на другое неоднозначным образом связано с предыдущим и хотя идентичность в общем одна, смена настроения влияет на идентификацию. Например, личность идентифицирует себя как счастливую, но в данный момент не ощущает сильных, ярких переживаний, идентичность остаётся как общее переживание своей жизни и конкретное, будничное самочувствие тонет в общем самочувствии. Личность продолжает быть счастливой, идентифицировать себя по-прежнему, исходя из самочувствия относительно всего в целом. В жизни люди часто переживают то, когда общее чувство превалирует над конкретными чувствами, связанными с отдельными, контекстными условиями. Например, родитель может испытывать чувство негодования в отношении какого-либо поведения своего ребёнка, но в общем его чувство определяется как любовь и забота о ребёнке.

Идентичность- это общее самочувствие личности, которое возникает относительно всего в целом и себя в частности. Память прошлого, ожидания от будущего, восприятие настоящего являются базовыми формами идентичности как общего самочувствия. Идентичность строится на том, что жизнь как совокупность переживаний сжимается до одного глобального самоощущения себя и жизни. И именно чувство себя, а не знание идентифицирует личность. Идентификация обобщает самочувствие до одного образа себя и он воплощает сумму переживаний как общее, которое привычно и понятно. Общее самочувствие является привычным способом для личности чувствовать собственное существование и ответ на вопрос «кто есть я?» имплицитно содержит привычное самочувствие.

Просчёт, планирование стратегии занимает достаточно…

Изменяя ситуацию, стратег изменяет собственные возможности управления ситуацией и Клаузевиц отмечает, что траектория изменения должна быть такова, чтобы не пресекать возможности управления ситуацией. Ясно, что люди часто рискуют, полагаясь на везение и счастливый случай и такой риск не приемлем со стратегической точки зрения. Вся стратегия должна быть по возможности лишена риска, т. е. таких пунктов развития ситуации, которые не контролируются стратегом. Суть риска, критических точек развития ситуации состоит в том, что здесь ситуация может кардинальным образом измениться, стать совершенно другой ситуацией, требующей другой стратегии. И далеко не всякий сможет быстро сориентироваться в неожиданной, кризисной ситуации. Просчёт, планирование стратегии занимает достаточно много ресурсов и времени и этих ресурсов может не быть при неожиданном, резком повороте событий. Клаузевиц в монографии «О войне» пишет: «На войне требуемые знания чрезвычайно просты, но умственная деятельность — дело не очень лёгкое». Здесь имеется ввиду, что на войне события часто выходят из под контроля и от полководцев требуется снова и снова промысливать стратегию победы, учитывая новые обстоятельства и возможности. Стратегическое военное мышление имеет глубокое отличие от экономических и даже политических стратегий, потому что война как ничто другое более всего задевает волю и жизнь в целом. Клаузевиц в «О войне» пишет по этому поводу: «Война есть деятельность воли против одухотворённого реагирующего объекта». Война обостряет до последней глубины чувства самосохранения и под угрозой смерти и поражения люди не жалея сил стремятся к победе, поэтому военное стратегическое мышление оперирует такими ресурсами и средствами, которых не встретишь в других стратегиях. Война всё ставит на карту, отыскиваются любые возможности, увеличивающие шансы на победу. Политические, экономические, личные стратегии в этом смысле могут не иметь такого масштаба и тотальности включения в ход жизни, поскольку нет угрозы физического уничтожения. Обычно люди готовы рисковать капиталом, репутацией или политическим весом ради достижения собственных, стратегических целей.